Медработник и пациент


Автор(ы): Профессор Ю. К. Абаев
Медучреждение: Редакция журнала "Здравоохранение"
 

Дорогие коллеги!

Со времени зарождения человеческого общества оказанием медицинской помощи занимались люди, у которых были к этому особые склонности. Так, целитель имел репутацию человека, не только обладавшего определенными навыками, но и причастного к неведомым и грозным силам. С тех пор медики поддерживали этот ореол значительности и всеведения. В наше время болезни, а с ними и медицина утратили свою загадочность. Сегодня медицинский работник все больше превращается из непререкаемого целителя в советника, который лишь помогает своему клиенту принять наилучшее решение. Медицина теряет свой патерналистский характер (от лат. pater – отец). Прежде отношения между медиком и пациентом напоминали отношения отца и ребенка. Для современной цивилизации важнейшей ценностью становятся свободная личность и ее неотъемлемые права. Болезнь оказывается как бы собственностью этой личности и, стало быть, она может распоряжаться этой «собственностью» как ей заблагорассудится. При подобном взгляде только пациент вправе решать – лечиться ему или нет, а если лечиться, то у кого и как. Логическое развитие этого постулата приводит к тому, что болезнь перестает быть безусловным злом, с которым медик обязан немедленно вступить в борьбу, не ожидая разрешения больного. В итоге пациент превратился из послушного объекта медицинского воздействия в полноправного участника лечебного процесса. Утрата патерналистского статуса вроде бы облегчает положение медработника. В конце концов, самое трудное в любой профессии – это взять ответственность на себя. «Я выполнил свой долг и предложил больному разумное лечение, но он отказался. Это его право, и я не виноват, если ему станет хуже». Согласимся, что это не образ мыслей отца.
Отказ от патерналистской модели медицины превращает медика в наемного работника, которого надо контролировать, чтобы он не злоупотребил доверием пациента. Выражением этой перемены стало увеличение числа судебных преследований, обрушившихся на медицинских работников в последние годы. В результате отношение к больному становится двойственным. Если у отца лишь одна забота – помочь больному ребенку, то теперь медик посматривает на своего подопечного с некоторой опаской – а не вздумает ли он вместо благодарности обратиться в суд и потребовать компенсацию за неудовлетворительное, с его точки зрения, лечение? К заботе о благе пациента невольно примешивается тревога за собственное благополучие, поведение медика становится оборонительным. Стремясь обезопасить себя, он старается применить все доступные диагностические исследования – за лишнее никто не упрекнет; но неприятно на суде услышать вопрос: «А почему вы не сделали этот анализ?» Современная медицина становится все более дорогой не только в результате научно-технического прогресса, но и вследствие своего оборонительного характера.
Однако проблема ограничивается не только материальным ущербом. Еще важнее нежелательные психологические последствия для пациента. Чтобы снять с себя ответственность, медик информирует своего подопечного обо всех опасностях, которые могут возникнуть в процессе лечения. «Так что же мне делать?» – спрашивает растерянный больной после бесстрастного изложения всех возможных осложнений. «Я сообщил все “за” и “против”, и вы сами должны выбрать лечение», – невозмутимо отвечает медик. Конечно, ситуация несколько утрирована; своим простодушным вопросом «А как бы вы поступили на моем месте?» больной возвращает медработника к его патерналистской роли.
Все эти рассуждения далеко не праздны. Уже сама болезнь угнетает пациента, а если перед его и так уже испуганным взором открыть перспективу новых, дополнительных опасностей и всех побочных эффектов лечения, то мы наверняка его деморализуем. Теперь каждую таблетку он будет принимать с боязнью и отвращением. А если вспомнить, что в возникновении таких симптомов, как слабость, тошнота, бессонница, импотенция, и многих других большое значение имеет психологический компонент, трудно будет решить, чем обусловлено их появление – побочным действием лекарства или внушением.
На самом деле переговоры «равных» сторон обычно заканчиваются тем, что медик дает конкретный совет, а больной ему следует. Представление о том, что пациент сам может принять правильное решение, если предоставить ему всю нужную информацию, иллюзорно. Следовательно, нельзя запугивать больного. Все, что мы ему говорим, должно быть пронизано заботой об укреплении его мужества – главного союзника в борьбе с недугом. От свидетеля в суде требуют правду, только правду и ничего, кроме правды. Роль медицинского работника совершенно другая. От него требуется лечение и облегчение страданий больного. Несмотря на грандиозный прогресс в медицине, отношения между медиком и пациентом, по сути, мало изменились, поэтому поведение медработника все равно должно оставаться патерналистским.

 

Зам. главного редактора
профессор Ю. К. Абаев