МЕДИЦИНА В ЭПОХУ ПОСТМОДЕРНА


Автор(ы): Профессор Ю. К. Абаев
Медучреждение: Редакция журнала "Здравоохранение"
 

Нельзя врачевать тело,
не врачуя душу.
Сократ

Несмотря на достижения медицины: продолжительность жизни увеличивается, смертность снижается, многие болезни, считавшиеся прежде фатальными, теперь излечимы – в XXI в. здравоохранение вошло с большим грузом нерешенных проблем. Продолжается рост частоты и омоложение сердечно-сосудистых, онкологических и других неинфекционных заболеваний. Возникла еще одна важная проблема – негативное отношение к медикам, и она никогда не была столь актуальна, как сейчас. К медицинским работникам стали относиться с подозрением и даже с враждебностью. Причина не только в том, что появились платные медицинские услуги и затраты на лечение увеличиваются, главное – медицина теряет свою духовную основу. Нарушен неписанный, соблюдаемый веками закон гуманного общения медика и пациента. Порой создается впечатление, что у медработников столь же низкая репутация, как во времена Экклезиаста (IV–III вв. до н. э.), который говорил: «Согрешивший перед Создателем да попадет в руки врачей…»

Врач уравнивается с медицинским оборудованием, призванным обеспечить выполнение услуги, потребителем которой является пациент. Морально-этические отношения заменяются медико-экономическими стандартами (протоколами), которые регулируют оказание медицинской помощи. Оказание медицинской помощи все больше удаляется от врачевания, которое начинается с необходимости слушать пациента, и подменяется безликой совокупностью симптомов, а то и просто набором лабораторно-инструментальных данных, что привело к закономерному сокращению общения медика с пациентом, его обезличиванию, деперсонификации. Игнорирование внутреннего мира больного человека приводит к ощущению заброшенности, одиночества и ненужности. Отсюда недоверие, а порой и боязнь врачей, которые испытывает почти половина тех, кто обращается за медицинской помощью.

Медицина тесно связана с судьбой человека, его здоровьем и жизнью, отсюда вытекают особые требования к личности и нравственному облику медицинского работника. Наиболее полно они выражаются понятием «гуманизм», составляющим этическую основу медицины. Без гуманизма медицина теряет смысл, ее научные принципы вступают в противоречие с основной целью – служить человеку. Сложность медицинской профессии заключается в том, что здесь, как ни в одной другой специальности, должны совмещаться профессионализм и психологическое мастерство. Многовековой опыт медицины свидетельствует о том, что хороший медик – это не только квалифицированный специалист в своей области, но и личность, глубоко разбирающаяся во всех тонкостях загадочной души пациента. Эффективность медицинской помощи в значительной степени зависит от стремления медика и пациента к эффективному диалогу. Только диалог способен сделать их единомышленниками, не теми, кто мыслит одинаково, а теми, кто думает об одном.

Если раньше в медицине господствовала личность врача, то теперь – упрощенное восприятие пациента, увлечение медикаментозной терапией и лабораторно-инструментальными исследованиями. В такой медицине медикам не обязательно запоминать лица больных, а пациентам – медиков. Диалог носит формальный характер и реализуется в основном через историю болезни, анализы и различные исследования. Установив диагноз, врач стремится быстрее выписать рецепт и «покончить» с очередным больным. Ирония судьбы – стетоскоп, созданный для того, чтобы «отделить» доктора от больного, сегодня оказался чуть ли не единственным средством, заставляющим врача физически прикоснуться к нему.

Пациент, обживая неуютные больничные пространства, все чаще ловит себя на грустной мысли, что отношения с медицинскими работниками утрачивают искренность, доверие, теплоту и душевность. Пациентам хотелось бы, чтобы все медики были святыми и бессребрениками, раз они доверяют им свою жизнь, а врачи и медсестры – обыкновенные люди. Как в любой профессии, среди медицинских работников есть и посредственные специалисты, и творцы от Бога, но вторых, как и в других специальностях, обычно немного. Поэтому здравоохранение всегда испытывало дефицит в Пироговых, Боткиных, Вишневских, Бурденко, Амосовых, Федоровых.

Надежда на встречу со своим единственным врачом начинает угасать, а больные все так же, как и во времена Гиппократа, ждут своего доктора Айболита. Они не желают, чтобы медработник отгораживался от них медицинской техникой, хотят видеть в нем человека, которому можно верить, чтобы на них смотрели, их слушали, с ними разговаривали. Ждут улыбки, ласковой строгости, хотят знать, что с ними происходит, быть не только потребителями, но и сотворцами своего здоровья. Именно в этом в большинстве случаев заключается причина недовольства и конфликтов. Жалобы, как правило, возникают не на качество оказания медицинской помощи, а на бездушие и формализм. И это нельзя объяснить невысокой зарплатой медиков, такая же ситуация складывается и в других странах.

Введение клинических протоколов в лечебный процесс, казалось бы, должно решить эти проблемы –
врач и пациент больше не попадают в поле отрицательного эмоционального взаимодействия, их отношения фактически определяет медико-экономический стандарт. Постановка диагноза с помощью неинвазивных инструментальных методик также должна сводить к минимуму конфликтные ситуации, уменьшив время непосредственного контакта обеих сторон лечебного процесса. И хотя в этой схеме нет места проявлениям яркого харизматического таланта врача, но нет и чрезмерной психологической нагрузки от физикального обследования пациента и сопереживания его состоянию. Однако оказалось, что сокращается не время общения, теряется сам факт общения. Перед врачом уже не больной, а абстрактный «образ болезни», и знать, кто за ним стоит, в ряде медицинских специализаций вообще не обязательно.

В результате произошедшей трансформации «неконфликтная» обезличенность ставит перед врачом и пациентом ряд проблем. Дело в том, что медиков благодарят не только за излечение, но и за душевное отношение, чуткость, то есть за качества, которые медико-экономическим стандартом не предусмотрены. Медицинские работники в свою очередь задаются вопросом, нормальна ли ситуация, когда вместо пациента перед ними его абстрактный образ, а иногда нет и такового. Это порождает конфликты, где по старинке начинается выяснение отношений с переходом на личности. Отсюда переходящая разумные пределы необоснованная требовательность пациентов и столь популярные обвинения медиков в равнодушии и халатности, что вызывает массу взаимных упреков. Медработникам рекомендуют повышать профессиональный и нравственный уровень, апеллируя к гуманности медицины. При этом не учитывается важнейший фактор: в обществе, находящемся в состоянии, изменяющем личностные характеристики его членов, стандартные рекомендации «работайте, как вас учили» все меньше работают, поскольку учили, опираясь на принципы, обществом стремительно утрачиваемые.

Дискуссия об изменении отношений медика и пациента не нова, однако нуждается в расширении дисциплинарного подхода и требует представления о социальных процессах, которые привели к такой конфигурации проблем медицинской этики. Развитие общества свидетельствует о том, что отношения врача, медсестры и пациента зависят не только от медицинского образования и качества оказания медицинской помощи, но и от изменения принципов функционирования межличностных отношений, вызванных глобальной трансформацией общественного устройства, которое называют состоянием (эпохой) постмодерна.

Исторически общество прошло долгий путь от состояния премодерна, для которого характерны иерархичность, религиозность, имперскость, этничность к эпохе модерна, опиравшейся на права человека, светскость, национальное государство и нацию. Современная общественная система постмодерна гораздо более размыта, чем предыдущие эпохи, что характеризуют отражающие ее категории: произвольность отношения с другим индивидуумом, индифферентность к религии либо принятие «своей» религии (личное мифотворчество), глобализация и космополитизм.

Эпоха постмодерна трансформирует общественное и личное сознание, заставляя общество развиваться в рамках агностицизма (истиной становится общепринятое мнение, особенно многократно отраженное в средствах массовой информации), прагматизма (единственное мерило успеха – деньги), эклектизма (главный принцип – цель оправдывает средства), анархо-демократизма (любое объединение, вплоть до государства, воспринимается как угнетающее личность). Если добавить сюда основные характеристики состояния постмодерна – нестабильность, случайность, дискретность, то главным отличием постмодерна от предыдущих эпох является отсутствие четкой границы между добром (есть только категория «лучше») и злом (категория «хуже»).
В различных ситуациях зло вполне может быть добром, и наоборот, все зависит от цели и обстоятельств. При этом исчезает главное, на чем базируется этика любой профессиональной сферы, – нравственность. Она, по сути, условна или вообще не нужна, она неудобна…

Полную версию статьи можно прочитать в №1 журнала «Медицинские знания» за 2021 год.