Медицинские ассоциации: проблемы и пути решения.



Медучреждение: Редакция журнала "Здравоохранение"
 

Дата: 14 ноября 2019 г., 14 ч.

Модератор: Мрочек Александр Геннадьевич – директор РНПЦ «Кардиология», академик НАН Беларуси, профессор, доктор медицинских наук.

Участники:

  1. Часнойть Роберт Александрович – председатель Республиканского комитета Белорусского профсоюза работников здравоохранения, кандидат экономических наук.
  2. Кондратенко Геннадий Георгиевич – зав. 1-й кафедрой хирургических болезней БГМУ, профессор, доктор медицинских наук, председатель Белорусской ассоциации хирургов.
  3. Можейко Людмила Федоровна – зав. кафедрой акушерства и гинекологии БГМУ, профессор, доктор медицинских наук, председатель Белорусской ассоциации акушеров, гинекологов и неонатологов.
  4. Суконко Олег Григорьевич – директор РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова, профессор, доктор медицинских наук, председатель Белорусской ассоциации онкологов, член Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь.

Красный Сергей Анатольевич – заместитель директора по научной работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н. Александрова, член-корреспондент НАН Беларуси, профессор, доктор медицинских наук, заместитель председателя Белорусской ассоциации онкологов.

  1. Шевцов – Дмитрий Евгеньевич – председатель ассоциации врачей Беларуси, заместитель председателя Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь.
  2. Богдан Елена Леонидовна – начальник Главного управления организации медицинской помощи и экспертизы МЗ РБ.
  3. Доста Николай Иванович – доцент кафедры урологии БелМАПО, председатель Белорусской ассоциации урологов.
  4. Дзядзько Александр Михайлович – зав. отделом анестезиологии НПЦ хирургии, трансплантологии и гематологии г. Минска, доцент, доктор медицинских наук, председатель Белорусской ассоциации анестезиологов-реаниматологов.
  5. Мороз Владимир Петрович – заместитель директора Института переподготовки и повышения квалификации судей, работников прокуратуры, судов и учреждений юстиции БГУ, кандидат юридических наук, доцент.
  6. Бердыклычев Батыр Аманович – руководитель странового бюро ВОЗ по Беларуси.
  7. Дедова Людмила Николаевна – зав. 3-й кафедры терапевтической стоматологии БГМУ, профессор, доктор медицинских наук, председатель Белорусской ассоциации стоматологов.
  8. Скугаревский Олег Алексеевич – зав. кафедрой психиатрии и медицинской психологии БГМУ, профессор, доктор медицинских наук, председатель Белорусской ассоциации психиатров.

 

 

 

 

Медицинские ассоциации: проблемы и пути решения

Какую роль играют профессиональные ассоциации врачей в совершенствовании системы оказания медицинской помощи населению? Обладают ли достаточными правами и возможностями для выполнения своих функций? Могут ли эффективно защищать права членов ассоциации? Эти и другие вопросы послужили поводом для дискуссии за круглым столом, которая состоялась в редакции журнала «Здравоохранение». Модератор дискуссии: академик НАН Беларуси А. Г. Мрочек.

А. Г. Мрочек, директор РНПЦ «Кардиология», академик НАН Беларуси, профессор, доктор медицинских наук:

— Профессиональные организации существуют практически во всех сферах человеческой деятельности. На постсоветском пространстве влияние медицинских ассоциаций на систему здравоохранения сильно ограничено. В Западной Европе, США общественные медицинские организации берут на себя все больше обязанностей, которые в нашей системе принадлежат управленческой деятельности Министерства здравоохранения.

Р. А. Частнойть, председатель Республиканского комитета Белорусского профсоюза работников здравоохранения, кандидат экономических наук:

— С давних времен люди объединялись и будут объединяться по профессиональной принадлежности. Первыми, например, были сообщества ремесленников, впоследствии сформировавшиеся в профсоюзы. Сегодня профсоюзное движение широко распространено в мире. Функционируют Международное профсоюзное движение стран СНГ, профсоюз работников здравоохранения в ЕС, в котором Беларусь активно участвует. Существуют три основные функции профсоюза: социально-экономическая и правовая защита, обеспечение достойных условий труда, общее и профессиональное развитие. Деятельность ассоциаций врачей направлена на расширение возможностей своей профессии. Цели
и задачи у каждой ассоциации приблизительно одни и те же, а функции и методы разные. На основе собственных наблюдений прихожу к выводу, что в работе зарубежных медицинских ассоциаций главное — профессиональная деятельность, создание нормативов, протоколов, стандартов, новых методов диагностики, лечения, участие в распределении объемов финансирования и в законотворческой деятельности, выполнении контрольной функции, проведении аттестации врачей, медицинских сестер и многое другое.

Во всем мире ассоциации защищают профессиональную деятельность своих членов, выступают представителем врача во время судебных разбирательств, также принимают участие в разработке и реализации государственных программ. На мой взгляд, ассоциация должна чаще собираться, проводить обсуждения не только
в рамках протокола, конференций, но и в виде вертикального диалога, который мог бы иметь выход за пределы системы здравоохранения. Имею в виду здесь не только медицинские ассоциации. В Беларуси есть ассоциация пациентов с муковисцидозом, сахарным диабетом, ВИЧ-инфицированных. Общение, с одной стороны, ассоциации врачей и с другой — пациентов очень помогло бы совершенствовать систему здравоохранения, пациенты и врачи смогли бы научиться лучше понимать друг друга.

Н. И. Доста, доцент кафедры урологии Белорусской медицинской академии последипломного образования, кандидат медицинских наук:

— Волей судьбы я сменил на посту председателя общества, а потом ассоциации урологов Беларуси академика Н. Е. Савченко. Первые стажировки по урологии проходил в Голландии,
в клинике профессора Ф. Дедрайна, дружбу с которым поддерживаю и сегодня. В то время он был генеральным секретарем Европейской ассоциации урологов. Он оказал огромное влияние на меня как уролога и как председателя ассоциации. На протяжении десятилетнего пребывания на посту председателя Белорусской ассоциации урологов главной целью я видел сближение Белорусской и Европейской ассоциаций урологов, создание возможностей для использования в Белоруссии преференций, существующих в рамках деятельности Европейской ассоциации. Сегодня одна из главных задач Европейской ассоциации урологов — организация образовательного процесса для урологов Европы,
а также усовершенствование диагностики и лечения урологических заболеваний. Такие же ориентиры и у Белорусской ассоциации урологов.

Мы живем в Европе, значит нужно максимально консолидироваться с ней. Не существует почечной колики американской или немецкой, она одинакова, поэтому важно синхронизировать наши подходы в университетском и постдипломном образовании с европейскими. Мне предлагали Белорусскую ассоциацию урологов сделать ассоциированным членом Европейской ассоциации урологов. Нужно было перевести на английский язык наши образовательные программы, создать единые правила подготовки урологов, подтверждений, сертификатов и т. д. Считаю, что Беларусь должна строить так политику, чтобы наша ассоциация смогла стать частью европейской. Это позволит белорусским урологам стажироваться за границей.

Ассоциация должна оставаться независимой и увеличивать количество своих функций, которые все еще принадлежат Минздраву. Например, Европейская ассоциация урологов в рамках ежегодных конгрессов проводит учебные конференции для медицинских сестер. Немецкое общество урологов, очень старая организация, один из четырех дней конгресса посвящает студентам-медикам, а второй — школьникам. Так они стремятся решить проблему нехватки кадров. Мы также могли бы активнее работать в этих направлениях. Например, в Голландии и Германии повышением квалификации специалистов внутри страны занимаются исключительно ассоциации, а не Министерство здравоохранения. В Беларуси я не знаю, как объединить деятельность председателя ассоциации и главного специалиста Минздрава. Очень жаль, что в министерстве нет официального должностного лица, отвечающего за медицинские организации и связи с ними. Важно синхронизировать интересы Минздрава
и ассоциаций, иначе деятельность последних будет практически бесполезна. Организация этого диалога — вопрос не только самих ассоциаций.

Сегодня велика роль и значение общественных организаций пациентов, которые у нас представлены крайне слабо. Председатель организации пациентов с определенным заболеванием зачастую может добиться в Министерстве здравоохранения, дирекции РНЦП намного больше, чем председатель врачебной ассоциации.

А. Г. Мрочек:

— В компетенции зарубежных ассоциаций лечение определенных нозологических форм, постдипломная подготовка, лицензирование медицинской деятельности. Белорусские объединения такими полномочиями не располагают. Сложно говорить, будут ли наши ассоциации выполнять такие же функции и, самое главное, нужно ли им это? Сейчас в Беларуси формируется взаимодействие с американскими и европейскими медицинскими ассоциациями. В чем могут быть разногласия между Министерством здравоохранения
и председателем общественной организации?

Л. Ф. Можейко, зав. кафедрой акушерства
и гинекологии БГМУ, председатель Белорусской ассоциации акушеров, гинекологов и неонатологов, доктор медицинских наук, профессор:

— Мне передано руководство ассоциацией моим учителем, профессором Г. И. Герасимовичем в 2007 г. на VIII съезде акушеров-гинекологов и неонатологов, и я, вместе с сотрудниками нашей кафедры и других профильных кафедр республики стараюсь поддерживать традиции. При БНПОО «Ассоциация акушеров-гинекологов и неонатологов» с 2008 г. регулярно издается международный научно-практический журнал «Репродуктивное здоровье: Восточная Европа», который выходит за пределы Республики Беларусь. Он востребован в России, Украине, Молдове, находится в базе данных Scopus, что расширяет обмен научными достижениями не только в нашей стране, но и за ее пределами.

Деятельность нашей ассоциации многогранна, однако в первую очередь она направлена на образовательную и воспитательную работу
с молодежью. При ассоциации активно работает школа молодого специалиста акушера-гинеколога, организуются заседания, круглые столы, на которых субординаторы, интерны, клинические ординаторы под контролем преподавателей докладывают о сложных клинических случаях, обсуждается тактика ведения пациентов акушерско-гинекологического профиля в соответствии
с клиническими протоколами, утвержденными Минздравом, заслушиваются доклады по актуальным проблемам акушерства, гинекологии
и перинатологии. Нередко аспиранты и соискатели выступают с докладами по запланированным научным исследованиям. Интерес к заседаниям проявляют врачи стационарного и амбулаторно-поликлинического звена, в том числе акушеры-гинекологи старших поколений.

Между БНПОО «Ассоциация акушеров-гинекологов и неонатологов» и Минздравом подписано соглашение о сотрудничестве, в рамках которого проводятся международные и республиканские научные форумы, научно-практические конференции и съезды, заседания экспертных комиссий, готовятся и обсуждаются клинические протоколы, образовательные программы, проекты приказов, постановлений и другие проблемы в службе охраны материнства и детства. Общеизвестно, что подготовка специалиста, работающего в системе охраны материнства
и детства, требует высокого качества как теоретических знаний, так и практических навыков и умений.

Сегодня Республика Беларусь — единственная страна, в медицинских вузах которой сохранена подготовка специалиста в субординатуре, и это правильный подход, о чем свидетельствуют демографические показатели нашей страны. Вместе с тем в последние годы активно обсуждаются вопросы, касающиеся продолжительности интернатуры по акушерству и гинекологии — 1 года мало. Талантливая молодежь сразу после интернатуры может продолжить обучение
в клинической ординатуре, как это было раньше. Необходимо создать условия для талантливых молодых студентов, чтобы они не уходили из науки, нас преподавателей очень волнует, когда молодежь уезжает за пределы страны, чтобы повышать свою профессиональную квалификацию. Надо дорожить кадрами, одаренных студентов поддерживать, распределять в клинические учреждения, РНПЦ, чтобы они могли продолжать свои научные исследования, осваивая практическую деятельность в избранной ими специальности.

Для более эффективного содружества ассоциаций в системе здравоохранения необходимо оптимизировать деятельность общественных организаций на законодательном уровне, в частности по этическим аспектам, обязанностям, правам и защите медицинских работников. Мы должны работать в содружестве, общаться, дискутировать, чтобы выстраивать деятельное сообщество. Глубоко убеждена в том, что в нашей стране большинство ассоциаций работают надлежащим образом, у нас много идей и нам есть к чему стремиться.

Г. Г. Кондратенко, зав. 1-й кафедрой хирургических болезней Белорусского государственного медицинского университета, председатель Белорусской ассоциации хирургов, доктор медицинский наук, профессор:

— Профессиональные сообщества играют важную роль в совершенствовании оказания медицинской помощи населению нашей страны. Немного расскажу об объединении хирургов. Белорусское общество хирургов организовано
в 1929 г. на I съезде. На II съезде (1941) присутствовали 200 хирургов. В 1990 г., когда изменилось законодательство, общество хирургов стало называться Белорусской ассоциацией хирургов. Согласно уставу, ее цель — содействовать реализации творческого потенциала хирургов, чтобы развивать хирургическую практику и науку, совершенствовать хирургическую помощь населению страны. В задачи входят: разработка новых научных направлений, участие в аттестации, содействие в осуществлении различных целевых командировок, в том числе и заграничных. Непосредственный предмет деятельности — организация и проведение съездов, конференций, конгрессов, где обсуждаются актуальные проблемы, касающиеся хирургической практики в стране и за рубежом.

Несмотря на наличие собственной системы самоуправления и принципов саморегулирования, мы очень тесно взаимодействуем с Министерством здравоохранения, пользуемся полной поддержкой, в том числе и материальной. Наша ассоциация построена на территориальном принципе: 6 областных хирургических обществ
и общество Минска. Возглавляет региональные отделения председатель, а заместитель, как правило, является главным хирургом области. Они определяют цикличность проведения мероприятий. Членами ассоциации могут быть врачи-хирурги со стажем не менее 2 лет, активно поддерживающие устав. Каждый имеет право на решающий голос, может быть избранным, решает задачи, которые стоят перед ассоциацией, платит взносы. Активность членов ассоциации определяется их участием в конференциях, заседаниях обществ и так далее. Как, наверное,
и у всех других ассоциаций, высшим органом является съезд. В период между съездами руководящий орган — правление ассоциации; исполнительный — президиум правления, который занимается практической работой по реализации решений правления. Как председатель я руковожу текущей деятельностью и представляю интересы в государственных и международных институтах. Ассоциация вносит предложения
в план работы Минздрава на предстоящий год.

Как ассоциация может повышать качество оказания хирургической помощи в стране? Например, сейчас в Беларуси с увеличением продолжительности жизни увеличилось число пациентов пожилого и старческого возраста с острыми хирургическими патологиями. Такие пациенты требуют других подходов, что должно быть учтено при предоперационной подготовке, проведении операции, послеоперационной реабилитации.

Учитывая текущие вызовы, выбираем тему пленума. Группа из авторитетных экспертов разрабатывает проект-решение, которое включает в себя белорусский и зарубежный опыт. Выносим проект решения пленума на сайт ассоциации для обсуждения, все предложения могут быть учтены и внесены, потом более подробно они рассматриваются на пленуме или съезде. Решения конференции (пленума) публикуются
в специализированных научных журналах. В нашей стране их несколько. Решение конференции или пленума в виде резолюции представляем Минздраву, на основании которой могут быть разработаны или обновлены советующие клинические протоколы, усовершенствованы образовательные программы.

А. Г. Мрочек:

— Вся основная деятельность ассоциаций сводится фактически к нерегламентированной образовательной деятельности. Ассоциации не участвуют в составлении университетских образовательных программ. Нужно ли каким-либо образом добиваться от Минздрава, чтобы общественные медицинские организации могли влиять на формирование образовательных документов?

С. А. Красный, зам. директора по научной работе РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. А. Александрова, член-корреспондент НАН Беларуси, зам. председателя Белорусской ассоциации онкологов, доктор медицинских наук, профессор:

— Хочу отметить, что роль профессиональных ассоциаций в разных странах сильно различается. В одной конкретно взятой стране деятельность разных ассоциаций будет неодинаковой: от решения практически всех вопросов в данной области медицины до полного отсутствия работы
и влияния. То же самое мы можем наблюдать
и в Беларуси. У нас зарегистрировано много обществ и ассоциаций, что, на мой взгляд, не совсем оправданно. В некоторых из них может состоять до 100 специалистов. Такие общества долж­ны объединяться в более крупные, иначе они не смогут работать и решать вопросы.

Роль профессиональных ассоциаций в Беларуси необходимо существенно поднять. Она занижена по ряду объективных и субъективных причин. У европейских ассоциаций есть органы
управления, в которых состоят специалисты, освобожденные от другой работы, они получают зарплату, полностью посвящают свое время только работе в ассоциации. У нас такого нет. Соответственно, такой объем работы, как европейские ассоциации, мы физически не в состоянии выполнить. Для участия в формировании образовательных программ, составлении протоколов, решении практических задач необходимо наличие постоянного освобожденного управления и соответствующее финансирование. Мы должны выбрать золотую середину, взяв на себя функции, которые обязаны выполнять. Например, разработка стандартов диагностики и лечения, отслеживание их выполнения. Сегодня существует следующий механизм: ассоциация разрабатывает стандарты, передает их в Минздрав, несколько лет их рассматривают специалисты, далекие от профессиональной деятельности в данной сфере. Процесс затягивается, рекомендации устаревают и утверждаются в тот момент, когда нужно разрабатывать новые. Какой я вижу выход? Должно быть два документа. Первый — формуляр методов оказания медицинской помощи. Это перечисление методов, использование которых в любом случае гарантирует государство. Второй — стандарты диагностики и лечения в данной отрасли медицины, которые будут очень близки к европейским либо американским или почти полностью их повторять.

А. Г. Мрочек:

— Европейские ассоциации располагают необходимым финансированием для написания гайд­лайнов. Работают над ним только специалисты в этой сфере. В Европейском обществе кардиологов взносы составляют 300—400 евро в год.
В формировании финансового фонда помогает
и хозяйственная деятельность: продажа книг, собственных разработок, программ. Скажем, ассоциации поручено создать программу обучения
в вузе. Над ней работают эксперты из разных стран, чей труд оплачивается. Потом университет покупает программу, она может быть продана и другим образовательным платформам. Конечно, существуют определенные противоречия. Чтобы стать ассоциативным членом Европейского общества урологов или кардиологов необходимо соответствовать определенным условиям: издание журнала, наличие определенного количества членов, оплата взносов. Тогда мы получаем доступ к обучающим семинарам, приглашениям на съезды (участие платное), гайдлайнам, которые можно переводить и впоследствии трансформировать в национальные рекомендации. Но мне непонятно, для чего нужны национальные рекомендации, если есть протоколы лечения, утвержденные Минздравом. Для одной нозологической формы создается два документа: протокол и национальные рекомендации, написанные чаще всего одними и теми же людьми. Но юридическую силу имеют только протоколы, потому что их подписывает Минздрав.

Хотел бы обратить внимание на одну ситуацию. В уставе общественного объединения «Белорусская ассоциация врачей» написана следующая важная задача: «Защищать права и законные интересы своих членов, их честь и достоинство». Не знаю ни одного случая, чтобы ассоциация врачей кого-нибудь защитила. Сегодня действуют общественные организаций пациентов, которые жестко защищают свои права. А врачи свои права не могут защитить. В Минздрав огромным потоком идут жалобы на врачей. Стал бы процесс защиты врачей более эффективным, если бы в нем смогли принимать участие ассоциации?

Р. А. Часнойть:

— Если суд принимает сторону врача, то, как правило, встречный иск не подается. Да, сами медработники не проявляют желания обратиться в суд, считая это неприличным, «как можно судиться с пациентом или его родственником». Да и наниматели не поддерживают инициативу врача о подаче заявления в суд. Согласно действующему законодательству, ни у профсоюза, как общественной организации, ни у нанимателя нет права инициировать уголовное дело за оскорбление своего сотрудника, члена профсоюза. Почему законодательная практика не учитывает, что, оскорбив врача, унизив его честь
и достоинство, нанеся ему производственную травму, потери несет и организация (поликлиника, больница) в лице нанимателя, а в конечном итоге и государство, и общество. Если медик вышел из строя, нужно менять график дежурств, смены, но не всегда возможно заменить специалиста. В поликлиниках создается очередь, страдают пациенты, а в больницах возникают свои трудности. Мы почему-то стесняемся об этом говорить открыто. Не видя очевидное, не признавая тему, мы все необоснованно и по этой причине в том числе, не обеспечиваем надлежащий имидж нашей системы здравоохранения. В отдельные годы первое место по профессиональному травматизму в здравоохранении занимали травмы, полученные от пациентов
и их родственников.

В. П. Мороз, зам. директора Института переподготовки и повышения квалификации судей, работников прокуратуры, судов и учреждений юстиции Белорусского государственного университета, кандидат юридических наук, доцент:

— Тема нашего обсуждения: «Медицинские ассоциации Беларуси: проблемы и пути их решения». Но проблем с действующими медицинскими ассоциациями нет. Согласно информации Минюста, зарегистрировано более 50 медицинских ассоциаций. Статья 36 Конституции Республики Беларусь гарантирует каждому право на свободу объединений, что в данном случае выполняется. Ассоциации должны четко формулировать свои цели. Основой для этого является понимание общественного объединения в Законе об общественных объединениях. Общественное объединение — это добровольное объединение граждан, объединившихся на основе общности их интересов для удовлетворения нематериальных потребностей. Сюда, к примеру, подходят научные, образовательные потребности. Объединениям предоставлено право защищать интересы своих членов. Любой следователь или суд допустит представителя объединения к делу. Ассоциация должна быть активной, чтобы защищать интересы врачей. Процессуальный закон позволяет это делать, этим нужно пользоваться. На профессиональные союзы это тоже распространяется. Статья 41 Конституции Республики
Беларусь закрепляет, что граждане имеют право на защиту своих экономических и социальных интересов, включая право на объединение в профессиональные союзы. Цели профсоюзов сосредоточены на защите трудовых прав, иных социально-экономических интересов людей.

В Беларуси нет проблем с тем, чтобы вступить в ассоциированные члены международных объединений. Но ассоциации хотят усилить свои позиции. Как общественные организации могут влиять на систему здравоохранения? Для этого Минздраву придется передать часть своих функ­ций общественной организации. Среди них: разрабатывать национальные рекомендации вплоть до протокола, решать вопросы с лицензированием. В рамках сегодняшних форм и правовых предписаний это сделать проблематично. Остается решить, нужно ли это? Давайте рассмотрим суть проблемы.

Существует много международных документов, регламентирующих деятельность врача. Один из них — Мадридская декларация о профессиональной автономии и саморегулировании 1987 г. Она утверждает, что врачи могут и должны иметь свободное профессиональное суждение об уходе и лечении пациентов. Но профессиональная автономия ничто без второй составляющей — саморегулирования медицинской профессии. Оно нацелено на ответственность медицинской сферы за регулирование профессионального поведения и действия врачей.
В мировой практике известны две формы врачебного саморегулирования. Первая — создание врачами как автономными субъектами на добровольной основе профессиональных некоммерческих организаций, которые формируются
в соответствии с определенными стандартами, критериями. Вторая — некоммерческие объединения профессиональных медицинских организаций как субъектов медицинской деятельности (учреждения здравоохранения, частные медицинские центры). Мне симпатичнее первая модель, потому что во второй теряется врач как автономный субъект. Но в любой модели основная идея саморегулирования — защита профессиональных интересов через профессиональную этику, разработку стандартов, устанавливающих соответствующие требования, предъявляемые к специалистам в данной сфере.

Кроме того, важным мотивом развития врачебного саморегулирования является смещение вектора контрольных функций, которые сейчас в Беларуси полностью возложены на государство, на саморегулируемые врачебные ассоциа­ции. Но появляется много юридических нюансов. Если государство передаст часть функций,
то каким критериям должна соответствовать
саморегулируемая организация? Как много врачей она должна объединять? Насколько членство должно быть добровольным либо обязательным? Все эти вопросы должны быть законодательно разрешены, если мы пойдем по пути формирования, к примеру, национальной ассоциации врачей Беларуси как саморегулируемой организации. Почему сейчас это невозможно? Закон о здравоохранении направлен на обеспечение правовых, организационных, экономических и социальных основ именно государственного регулирования в области здравоохранения в целях сохранения, укрепления и восстановления здоровья населения. До тех пор пока государство не закрепит наряду с принципом государственного регулирования также и принцип саморегулирования во врачебной деятельности, любые рассуждения останутся только словами.

Н. И. Доста:

— Саморегулирование — это процесс. Но кто должен сформировать систему, в которой этот процесс будет осуществляться?

В. П. Мороз:

— Врачебное саморегулирование никто, кроме самих представителей медицинского сообщества, не создаст. Роль государства заключается в создании условий обеспечения права на охрану здоровья, которое закреплено в уставе ВОЗ, в создании для этого соответствующей инфраструктуры. Отправной точкой для реформирования может послужить инициатива ассоциаций. При этом без изменения Закона о здравоохранении общественные организации в этой сфере будут заниматься только тем, чем и теперь. Важно закрепить принцип профессионального саморегулирования на законодательном уровне.

Р. А. Часнойть:

— Спасибо большое за приведенную информацию. Изменения не последуют, пока врачебные ассоциации не будут выведены из закона «Об общественных объединениях». Под общественные организации попадают и профсоюзы. Тем не менее существует специальный закон
«О профессиональных союзах». Сегодня наши медицинские ассоциации не имеют подобных полномочий. Реализация полномочий невозможна без изменения существующего законодательства. Почему бы не пойти на то, чтобы из закона «Об общественных объединениях» выделить или вывести медицинские ассоциации. Это был бы первый шаг. Но сегодня законодательная система на это, наверное, не пойдет. Поэтому важным шагом могут быть изменения в законе «О здравоохранении», где в отдельном разделе оговорить все, что касается деятельности профессиональных медицинских ассоциаций. Ведь их дея­тельность преследует совершенствование врачевания, обеспечение оказания качественной медицинской помощи. А это интересы пациентов общества и государства.

А. Г. Мрочек:

— Озвучу интересное противоречие, к которому мы пришли. С одной стороны, врачебные ассоциации имеют слабое влияние на систему здравоохранения, с другой — их более 50. Почему так происходит?

Л. Н. Дедова, зав. 3-й кафедрой терапевтической стоматологии БГМУ, председатель Белорусского общества объединения специалистов стоматологии, доктор медицинских наук, профессор:

— У нас 4 общественных объединения специалистов стоматологического профиля, которые объединяют в своих рядах более 3000 активных специалистов. В процессе подготовки
к нашему совещанию я провела круглый стол
в узком формате с представителями Белорусского республиканского общественного объединения специалистов стоматологии и практического здравоохранения (БРООСС), в частности врачей-методистов организационно-методического отдела государственного учреждения «Республиканская стоматологическая поликлиника». Мы определили наиболее актуальные и болезненные вопросы в стоматологии, один из которых уже был сегодня озвучен — это образовательные мероприятия. Деятельность стоматологических общественных объединений сосредоточена в основном на проведении образовательных мероприятий — семинаров, научных конференций, симпозиумов, круглых столов.

Вместе с этим место общественной организации и ее значимость в структуре общественных объединений зависит от ресурса самого общественного объединения, его способности обеспечить объединяющие и координирующие действия по защите профессиональных и социальных прав медицинских работников, готовности к участию в решении глобальных вопросов, в разработке проектов нормативных документов по стандартам стоматологической помощи, клиническим рекомендациям (протоколам лечения).

Кроме того, качественное взаимодействие
в связке «государство — общество — здравоохранение» со стороны общественных объединений, взаимодействие с Министерством здравоохранения Республики Беларусь является необходимым условием совершенствования стоматологической помощи населению.

БРООСС уже имеет опыт включения в объем времени профессиональной подготовки своих членов по результатам участия в проводимых образовательных мероприятиях (так называемые кредитные часы), что немаловажно.

На сегодняшний день существует профессио­нальное страхование ответственности медицинских работников, которое осуществляется на добровольных началах. Вместе с тем целесообразна выработка совместной стратегии Министерства здравоохранения Республики Беларусь и общественных объединений к переходу на данный вид страхования на обязательной основе.

В то же время существуют проблемы, решение которых требует повышения уровня саморегулирования общественных объединений. Саморегулирование — это самый главный стержень общественных объединений в нашей стране. Мы должны стремиться к саморегулированию, выступать инициаторами внедрения научных достижений в практическое здравоохранение, использовать потенциал и ресурсы объединения для этого, иначе не будет прогресса.

Какие вопросы нужно решать сегодня? Формирование стандартов профессиональной деятельности, этических правил, кодекса врачебной деятельности. Общественным объединениям необходимо участвовать в разработке стандартов медицинского образования, обеспечивать непрерывное обучение, участвовать в сертификации программ последипломного образования, подтверждать квалификацию врачей и их аккредитацию, поддерживать молодых и талантливых специалистов, совмещать лицензирование и аккредитацию специалистов, участвовать в разработке нормативных правовых актов в сфере образования, регулировать конфликтные ситуации, защищать права членов своего общества.

Общественные объединения — первые, кто способен инициировать, разрабатывать, предлагать проекты нормативных правовых актов
и принимать активное участие в их обсуждении. Необходимо точно определиться, что такое допустимые врачебные осложнения, а что такое врачебная ошибка. Эта дифференциальная характеристика несовершенна до сих пор. А ведь именно она является основой для всех обращений, жалоб граждан, а также судебных исков.

Назрела необходимость во внесении изменений в закон «О правах потребителя», разделив понятия медицинской помощи и медицинской услуги, создать оценку обоснования вызова врача на дом. Сегодня эта проблема стоит остро, поступает много необоснованных вызовов.

В рамках действующего законодательства совместно с Минздравом следует выработать схему и строго придерживаться иерархии в работе с обращениями граждан. Учитывая, что большинство обращений и жалоб можно разрешить на уровне первичного звена здравоохранения. Только при наличии отрицательного решения на месте обращение должно рассматриваться вышестоящим государственным органом. А высшим звеном, решение которого станет конечной точкой в рассмотрении обращения, должно быть решение специальной комиссии или республиканского врачебного консилиума Министерства здравоохранения Республики Беларусь, решение которого можно обжаловать только в суде. При наличии такой иерархии работники и органы здравоохранения будут работать эффективнее.

В то же время в наших рядах состоят высококвалифицированные специалисты, обладающие экспертностью в области здравоохранения, постоянно взаимодействующие с зарубежными коллегами, что расширяет возможности общественных объединений. Однако именно общественные объединения, работающие непосредственно
с медицинскими работниками и отвечающие их запросам, могут быть готовы к диалогу с Мин­здравом, и то только при расширении саморегулирования в сфере здравоохранения и выходе
с законодательной инициативой.

Таким образом, для эффективной работы общественных объединений важна консолидация усилий всех существующих медицинских объединений, ассоциаций и профессиональных союзов. Необходимо создать свой общественный совет или департамент, обеспечив тесное взаимодействие с Минздравом, ведь общественные объединения представляют интересы медицинских работников, в том числе во властных органах.

Р. А. Часнойть:

— Хотел бы остановиться на моменте, который никто не озвучил. Детально изучив закон
«О правах потребителей», я пришел к выводу, что он ни к медицинской помощи, ни к медицинской услуге не применим. Там нет ни одного слова о медицине, о здравоохранении. Я так понимаю, что, если в законе отсутствует упоминание сферы деятельности или конкретная норма,
то он ее не касается.

Раздробление медицинского сообщества на множество ассоциаций случилось потому, что
у нас нет объединяющего центра, я имею в виду ассоциацию врачей Республики Беларусь. Есть смысл провести общий съезд, объединиться на основе общей идеи. Вместе с тем нам нужны юристы, которые смогут найти места в законодательстве, позволяющие нам уже сегодня реализовать те стремления, о которых мы сейчас говорили. Особенно остро стоит вопрос о защите чести и достоинства медицинских работников. Медицинская общественность, руководители не готовы стать на защиту медицинского работника. Общественное мнение так сформировано, что пациент всегда прав. Пациент вправе получить качественную медицинскую помощь. При проявлении хамства и нанесении телесных повреждений он не только не прав, но и обязан понести суровое административное и уголовное наказание. Были случаи, когда по заявлению медицинских работников соответствующие органы отказывали в возбуждении дел со стандартной формулировкой: нет состава преступления. Врачебные ассоциации, профсоюзные организации не вправе заступиться за врача, не имеют права инициировать возбуждение дела против пациента, если пострадавший медик лично не напишет заявление в суд. Но ведь лечебным учреждениям и организациям нанесен моральный и экономический ущерб, а законодательная база, государство, к сожалению, не стоят на защите своих структур,
в частности организации здравоохранения. Была бы эта страховая или частная медицина, организация обратилась бы в суд и предъявила иск пациенту за моральный и экономиче­ский ущерб как организации, так и врачу.

С. А. Красный:

— Мы постоянно говорим, что ассоциации должны защищать. Это звучало во всех выступления. Но забываем о том, что в Европе и США ассоциации являются еще и мощным карательным органом, если врач не соблюдает стандарты, придумывает свои методы лечения и т. д., ассоциация имеет право лишить его лицензии. Вместе с тем врачи, имея одномоментно несколько судебных разбирательств, абсолютно не переживают по этому поводу.

В. П. Мороз:

— Вот выдержка из устава одной европей­ской ассоциации. Задача: «Исключение случаев допуска к медицинской практике недобросовестных работников, контроль и внешняя оценка качества их работы».

А. Г. Мрочек:

— Подведем краткий итог дискуссии. В настоя­щее время влияние медицинских ассоциаций на систему здравоохранения ограничено, основная функция профессиональных врачебных объединений фактически сводится лишь к нерегламентированной образовательной деятельности, в то время как в странах Запада медицинские ассоциации берут на себя все больше обязанностей, которые у нас принадлежат Министерству здравоохранения.

Повышение авторитета и роли профессиональных медицинских объединений невозможно без обеспечения саморегулирования их деятельности. Важнейшим мотивом развития саморегулирования является смещение вектора контрольных функций, которые сейчас осуществляются государством, на врачебные ассоциации. Медицинские ассоциации должны решать вопросы формирования стандартов профессиональной деятельности, совершенствования кодекса врачебной деятельности, участвовать в разработке нормативно-правовых актов и сертификации программ в сфере медицинского образования, подтверждать квалификацию медиков, регулировать конфликтные ситуации, защищать права членов ассоциаций. Должны способствовать и стремиться к тому, чтобы социальное самочувствие членов общественных медицинских объединений определялось, прежде всего, их профессионализмом и добросовестностью. Ассоциациям необходимо терпеливо и последовательно на основе системного подхода формировать инфраструктуру медицинских специальностей со всеми ее атрибутами, обеспечивающими профессиональный, личностный и карьерный рост, безопасность и благосостояние медицин­ских работников.

Будущее медицинских ассоциаций — в формировании доброжелательной, интеллигентной, открытой, современной информатизированной среды профессионального общения, способствующей максимально полной реализации творческого потенциала каждого члена ассоциации. Одним из условий такого развития является объединение усилий медицинских ассоциаций и создание общественного совета, тесно взаимодействующего с Министерством здравоохранения.