ВИТАМИНОПОДОБНЫЕ ВОДОРАСТВОРИМЫЕ ВЕЩЕСТВА


Автор(ы): Профессор М. К. Кевра, доцент В. М. Сиденко, Ж. С. Кевра
Медучреждение: Белорусский государственный медицинский университет, 32-я городская клиническая поликлиника г. Минска
 

Помимо истинных витаминов для осуществления нормальных процессов жизнедеятельности организм человека нуждается в поступлении относительно небольших количеств других природных органических соединений, которые получили название «витаминоподобные вещества» («витаминоиды», «квазивитамины»). Провести четкую границу между истинными витаминами и витаминоподобными веществами весьма сложно. Подобно классическим витаминам они участвуют в регуляции обмена белков, углеводов и жиров в организме, однако витаминоподобные вещества обладают меньшей биологической активностью. Многие квазивитамины образуются в растениях, некоторые из них способны синтезироваться в организме человека, где они могут выполнять не только регуляторные (как истинные витамины), но также пластические и энергетические функции. Витаминоподобные вещества не являются строго обязательными пищевыми факторами, и их дефицит в питании человека не вызывает развития специфических патологических процессов в организме. Это малотоксичные соединения, и для многих из них не установлена физиологическая норма суточной потребности. В публикациях часто приводятся ориентировочные нормы, которые могут превышать на порядок суточную потребность для истинных витаминов. Витаминоподобные вещества некоторые авторы для удобства пользования условно тоже именуют витаминами, что нередко дезориентирует читателей.
Витаминоподобные вещества – неоднородные химические соединения, и подобно истинным витаминам их подразделяют на водорастворимые и жирорастворимые. К водорастворимым относят холин (витамин В4), инозит (витамин В8), оротовую кислоту (витамин В13), пангамовую кислоту (витамин В15), бетаин, диметилглицин, парааминобензойную кислоту (витамин В10), биофлавоноиды (витамин Р), L-карнитин, метилметио­нин (витамин U), амигдалин (витамин В17).
Холин относится к группе витаминоподобных соединений. Свое название он получил от греческого слова choly («желчь»), поскольку впервые был выделен из желчи Адольфом Штреккером в 1864 г.
В первой половине ХХ в. холин относили к группе витаминов и ему присвоили название «витамин В4». В настоящее время его относят к группе квазивитаминов (витаминоидов). Холин в организме человека синтезируется печеночными клетками и частично микрофлорой кишечника. При биосинтезе холина метионин служит в организме донором метильных групп (в составе S-аденозилметионина).
В организме человека холин выполняет ряд жизненно важных функций, участвует в углеводном обмене, регулируя уровень инсулина в организме. Холин обладает мембранопротекторными, гепатопротекторными и липотропными свойствами.
В комплексе с лецитином участвует в транспорте и обмене жиров в организме. Холин способствует мобилизации жирных кислот в печени и предотвращает ее жировую инфильтрацию, снижает риск развития желчнокаменной болезни, атеросклероза и ожирения. Он необходим для биосинтеза фосфолипидов – фосфатидилхолина (лецитина) и сфингомиелина. Холин является предшественником (исходным субстратом для биосинтеза в организме) нейромедиатора ацетилхолина, который участвует в передаче электрических импульсов в нервной системе и улучшает кратковременную память.
Суточная потребность человека в холине – 0,5–1,5 г. Содержание холина в крови человека составляет 0,1–2,7 мг. До 1990-х гг. считали, что организм человека в состоянии сам себя обеспечить необходимым количеством холина путем биосинтеза.
В настоящее время установлено, что при тяжелых физических (спортсмены) и психоэмоциональных (школьники, студенты, люди умственного труда) нагрузках потребность в холине может увеличиваться до 10–20 г/сут. Повышается потребность в холине при обеднении пищевого рациона белками, содержащими метионин (у лиц, полностью исключающих из своего рациона мясо, почки, печень, яичный желток), при хроническом алкоголизме, в условиях жаркого климата, в пожилом возрасте, а также при некоторых заболеваниях нервной системы (например, болезнь Альцгеймера).
Пищевые источники холина – яичный желток (содержание в одном желтке примерно 300 мг), печень, мясо, почки, рыба, сыр, творог, хлеб из муки грубого помола, капуста, овсянка, нерафинированные растительные масла, бобовые, зерновые, дрожжи, отруби, помидоры, морковь, шпинат.
Карнитин (от лат. carnis – «мясо») был впервые выделен В. С. Гулевичем и Р. З. Кримбергом в 1905 г. из экстракта скелетных мышц. Установлено, что он синтезируется из лизина и метионина в два этапа, причем участие в этом процессе принимают железо и аскорбиновая кислота. Существуют D- и L-стереоизомеры карнитина. Биологической активностью обладает только L-карнитин. В 952 г. А. Франкель опытным путем установил, что карнитин стимулирует рост мучного червя Tenebrio molitor, и ему дали название «витамин Bt», или «витамин В11». В настоящее время карнитин считают витаминоподобным веществом. В конце 1950-х гг. И. Фритц и И. Бремер выяснили физиологическую роль карнитина в организме млекопитающих – он транспортирует длинноцепочечные жирные кислоты в митохондрии и способствует их бета-оксидации, то есть превращению в энергию.
В организме человека биосинтез L-карнитина происходит в печени и почках, а накапливается он главным образом в скелетных мышцах (до 0,1% сухой массы тканей). Следовательно, когда при большой мышечной нагрузке организму потребуется дополнительная энергия, то L-карнитин мгновенно выловит молекулы жира из крови и доставит их в митохондрии – клеточные «электростанции». Известно, что миокард является поперечно-полосатой мышцей и сердце получает энергию для своей работы за счет окисления длинноцепочечных жирных кислот, на транспортировке которых специализируется L-карнитин. В настоящее время установлено, что L-карнитин активирует аэробный обмен углеводов, ускоряет окислительное фосфорилирование, а также способен связывать и выводить их клеток токсические продукты метаболизма различных веществ, в том числе и лекарственных средств. Известно, что L-карнитин накапливается в значительном количестве в сперме и способен активировать подвижность сперматозоидов, а также регулировать эректильную функцию.
L-карнитин – малотоксичное соединение. При приеме внутрь в дозе 15–20 г не выявлено заметных нарушений функции жизненно важных органов и систем. Суточная потребность в L-карнитине не установлена. В организме человека содержится 20–25 г L-карнитина, часть которого синтезируется в печени и почках, однако значительные количества его должны поступать с пищей. Установлено, что наиболее богато L-карнитином красное мясо животных (говядина, баранина, конина, свинина). Значительно меньше его в белом мясе (индейка, курица) и рыбе. В растительной пище L-карнитина очень мало, лишь небольшие количества его содержатся в спарже, фундуке, рисе, миндале и арахисе. Поэтому у людей, ограничивающих употребление продуктов животного происхождения, нередко может наблюдаться недостаток L-карнитина, особенно при усиленной физической нагрузке. У таких лиц часто нарушается обмен жиров и углеводов, угнетается иммунитет и развиваются инфекционные заболевания, появляется эректильная дисфункция, ухудшается качество спермы, то есть уменьшаются количество и концентрация активных сперматозоидов и их подвижность. Людям, злоупотребляющим алкогольными напитками, а также любителям жирной пищи для предотвращения жировой инфильтрации печени требуются повышенные количества L-карнитина.
Биотин относят к витаминоподобным водорастворимым соединениям. Его открывали несколько раз. Впервые о нем упоминается в публикациях Уильдерса, который в 1901 г. выделил из дрожжей фактор роста и назвал его биосом (от греч. – «жизнь»). В 1916 г. W. G. Bateman обнаружил, что у крыс, которых кормили сырым яичным белком, развивались выраженные нервно-мышечные расстройства, тяжелый дерматит и алопеция (облысение). Если животных кормили вареным яичным белком, то указанные патологические явления не возникали. В 1936 г. Fritz Kogl и Paul Gyory выделили из яичного желтка кристаллическое вещество, стимулирующее рост дрожжевых грибов, которое назвали биотином (производное от слова «биос»), или витамином Н (от нем. haut – «кожа»). Для получения 100 мг активного вещества потребовалось 250 кг яичных желтков. Позже выяснилось, что биотин является тем веществом, которое способно защищать крыс от токсического действия сырого яичного белка. В 1940 г. выделили токсический фактор, содержащийся в сыром яичном белке, который нейтрализуется биотином, и назвали его авидином.
Биотин является предшественником ряда ферментов, которые играют важную роль в обмене веществ, особенно в углеводном и жировом. Он участвует в карбоксилировании 4 субстратов цикла Кребса: пировиноградной кислоты, ацетил-КоА, пропионил-КоА и бета-метилкротонил-КоА. Биотин участвует в синтезе гемоглобина, образовании кожного сала.
В молекулу биотина входит сера, которая необходима для здоровья кожи, волос и ногтей. Поэтому его часто используют в косметологии и называют витамином красоты.
Суточная потребность в биотине составляет 20–50 мкг. Установлено, что биотином богаты печень, почки, рыба, горох, бобы, орехи, цветная капуста, морковь, шпинат. В организме человека биотин в значительных количествах синтезируется микрофлорой кишечника.
Недостаток биотина у взрослых встречается редко. Дефицит биотина в организме человека возможен при длительном пероральном приеме лекарственных средств, обладающих широким спектром противомикробной активности или при употреблении в пищу большого количества сырого яичного белка, в котором содержится антагонист биотина – авидин. Клинически недостаток биотина в организме проявляется дерматитом, алопецией, атрофическим глосситом, гиперестезией, миалгией, потерей аппетита, анемией и изменениями ЭКГ.
Инозит (инозитол) является водорастворимым витаминоподобным соединением. Он представляет собой шестиатомный циклический спирт. Его часто именуют витамином В8. Инозитол обладает широким спектром биологической активности: участвует в процессах обмена фосфолипидов, репликации ДНК и синтеза белка, передачи нервных импульсов, в обмене меди и цинка, является активатором сперматогенеза и пускового механизма деления яйцеклетки. Он обладает гиполипидемическим, гипохолестеринемическим, антиатеросклеротическим и антиоксидантным эффектом, препятствует образованию тромбов, стимулирует моторику желудочно-кишечного тракта и оказывает седативное действие.
Суточная потребность человека в инозитоле составляет 500 мг, при этом 75% его синтезируется в организме из глюкозы, а остальное количество должно поступать с пищей. Значительно (до 6–8 г/сут) повышается потребность в инозитоле при сахарном диабете и хронических воспалительных процессах в почках, интенсивных нервных нагрузках, чрезмерном потреблении жидкости, алкоголя, кофе, приеме некоторых лекарственных средств (антибиотиков, сульфаниламидов, глюкокортикостероидов, пероральных контрацептивов). Содержание инозитола в крови здорового человека составляет около 4,5 мг/л. Его дефицит в организме может проявляться женским и мужским бесплодием, гиперхолестеринемией, бессонницей, приступами немотивированного стра-
ха, раздражительностью, снижением умственной дея­-
тель­ности, ухудшением памяти, ослаблением зрения, кожными чешуйчатыми высыпаниями, нарушением структуры волос и их выпадением, дистрофией мышц, нарушениями функций печени, поджелудочной железы и почек.
Инозит довольно широко распространен в природе: содержится в печени, сердце, почках, мясе, молоке, кунжутном масле, цельных крупах и хлебе из муки грубого помола, сое, бобах, грейпфрутах, икре рыб, пивных дрожжах. Следует иметь в виду, что инозитол устойчив к действию кислот и щелочей, однако быстро разрушается при нагревании, особенно повторном.
Парааминобензойная кислота (ПАБК) для млекопитающих считается витаминоподобным соединением. Это – «витамин роста» для микроорганизмов, поскольку является предшественником синтеза витамина В9 (фолиевой кислоты), который они не могут усваивать из внешней среды. Сульфаниламидные средства являются структурными аналогами ПАБК и конкурентно связываются с ферментами биосинтеза фолиевой кислоты, блокируя ее образование на стадии присоединения остатка глутаминовой кислоты, и тем самым способны подавлять рост микроорганизмов. Человек получает фолиевую кислоту из растений в готовом виде и для ее биосинтеза не нуждается в ПАБК. Последняя содержится в некоторых продуктах (дрожжах, отрубях, грибах, семенах подсолнечника, орехах, моркови, картофеле, мелиссе, петрушке, шпинате, молоке, яйцах) и поступает в организм с пищей. Полагают, что в сутки человек потребляет около 100 мг ПАБК. Под действием ультрафиолетовых лучей ПАБК активируется и участвует в синтезе меланина, необходимого для пигментации кожи и волос, в образовании соединительной ткани, повышает устойчивость к инфекции, стимулирует лактацию.
Дефицита ПАБК у человека обычно не наблюдается. Только при чрезмерном употреблении алкоголя, наркотических веществ, табачных изделий или длительном применении сульфаниламидов могут появиться клинические проявления ее недостатка (алопеция, повышенная светочувствительность кожи, быстрая утомляемость, снижение иммунной защиты). Применяют ПАБК при преждевременном облысении, поседении волос, витилиго, склеродермии, контрактуре Дюпюитрена, для стимуляции выделения молока у кормящих грудью женщин, а также при изготовлении кремов и мазей, используемых для защиты кожи от солнечных ожогов.
Оротовая кислота получила свое название от греческого слова oros («молозиво»), поскольку впервые была выделена в 1905 г. из коровьего молозива. Способна синтезироваться в организме человека в достаточных количествах. Ее дефицита у людей не выявляется. Оротовая кислота обладает анаболической активностью и способствует размножению и росту клеток организма. Она оказывает стимулирующее влияние на белковый обмен, эритропоэз и активность лейкоцитов, уменьшает гиперхолестеролемию, активирует регенерацию и функцию гепатоцитов, снижает риск развития жировой инфильтрации печени, угнетает активность ксантиноксидазы и тем самым подавляет избыточное образование мочевой кислоты, улучшает сократительную функцию миокарда. Оротовая кислота оказывает благоприятное влияние на репродуктивную функцию и процессы роста клеток, предупреждает преждевременное старение, уменьшает токсичность многих лекарственных средств.
Суточная потребность в оротовой кислоте однозначно не определена, предположительно она составляет около 300 мг.
Оротовая кислота в растениях не обнаружена, является продуктом исключительно животного происхождения. Основные ее источники – печень, дрожжи, коровье молоко; в женском молоке содержится в небольших количествах.
В пищевых продуктах оротовая кислота присутствует в виде слаборастворимых в воде солей магния, калия и кальция, которые легко всасываются из полости тонкой кишки в кровь путем простой диффузии. В крови происходит диссоциация всосавшихся оротатов, и свободная оротовая кислота поступает в печень и другие органы и ткани. Следует, однако, учитывать, что оротовая кислота всасывается в кишечнике лишь частично. Около 10% от поступившей в организм оротовой кислоты и более 30% абсорбированной дозы в виде различных метаболитов выводится с мочой. В печени оротовая кислота превращается в оротидин-5-фосфат.
В медицинской практике используют калиевые
и магниевые соли оротовой кислоты при нарушениях развития организма, особенно у недоношенных новорожденных, при анорексии и снижении массы тела после изнуряющих голодовок, а также при мио­кардиодистрофии. Часто их назначают для лечения заболеваний печени, мышц и кожи.
Пангамовая кислота широко представлена в семенах растений. Она впервые была выделена Эрнстом Т. Кребсом в 1951 г. из ядер абрикосовых косточек. Является сложным эфиром N, N- диметилглицина и глюконовой кислоты. В 1960-е гг. пангамовая кислота была получена синтетическим путем
и выпускалась в виде кальциевой соли под названием «витамин В15». В настоящее время вещество относят к группе витаминоподобных средств.
Установлено, что пангамовая кислота обладает низкой токсичностью. Она является донатором метильных групп (-СН3) и участвует в синтезе метио­нина, холина, креатина, адреналина, стероидных гормонов и др. Для нее характерны выраженное липотропное действие, активация иммунного ответа, повышение усвоения кислорода тканями, стимуляция биосинтеза гормонов надпочечниками, увеличение содержания гликогена в мышцах и печени, устранение явлений тканевой гипоксии.
Источником пангамовой кислоты являются печень, семена арбуза, тыквы, абрикоса, миндаля, а также пивные дрожжи, пшеница, гречка, фасоль и дикий рис. Она обнаружена в небольших количествах в крови животных и человека.
Суточная потребность в пангамовой кислоте не установлена. Полагают, что она может составлять около 2 мг. Клиническая картина дефицита пангамовой кислоты у человека не выявлена, поскольку в небольших количествах она всегда имеется в пищевом рационе.
Применяют пангамовую кислоту в виде пангамата кальция для лечения атеросклероза, миокардиодистрофии, облитерирующего эндартериита, хронических гепатитов, зудящих дерматитов, пневмосклероза, бронхиальной астмы, при хронической интоксикации алкоголем и наркотиками.
Диметилглицин является небелковой аминокислотой, производным глицина, содержащим два метильных радикала. Как донатор метильных групп он участвует в процессе окисления гомоцистеина, необходимого для биосинтеза метионина, который играет важную роль в синтезе креатина в организме. Установлено наличие диметилглицина в животных
и растительных клетках.
В 1960-е гг. диметилглицин позиционировался как витамин В16. Его рекомендовали применять для стимуляции иммунитета, уменьшения тканевой гипоксии, снижения усталости и повышения устойчивости к физическим перегрузкам. На него возлагали большие надежды при подготовке спортсменов, летчиков, подводников и космонавтов. Однако эти ожидания не оправдались. В настоящее время диметилгицин уже не считают витамином, поскольку нет явных доказательств о том, что он является обязательным компонентом пищевого рациона. Некоторые исследователи предлагают даже исключить его из группы витаминоподобных веществ, а отнести к биологически активным веществам, которые могут быть использованы в качестве пищевых добавок.
Диметилглицин обладает довольно широким спектром биологической активности. Он активирует деятельность иммунной системы, стимулирует функцию центральной нервной системы, участвует в метаболизме белков, жиров и углеводов, обладает антигипоксантным и антиоксидантным действием, способствует нормализации артериального давления и уровня глюкозы в крови. Его применяли для стимуляции иммунитета (в том числе и у пациентов, инфицированных ВИЧ), для лечения эпилепсии и других судорожных заболеваний, инсультов, энцефалопатии, депрессии, а также при аутизме у детей. В рандомизированных контролируемых клинических испытаниях эффективность использования диметилглицина для лечения пациентов с вышеперечисленной патологией не подтвердилась.
В настоящее время диметилглицин рекомендуется применять в качестве биологически активной добавки в пищу как общеукрепляющее средство с целью уменьшения усталости при повышенных умственных и физических нагрузках, а также для нормализации жирового, углеводного и белкового обмена у лиц, перенесших тяжелые заболевания. Диметилглицин широко используется для стимуляции наращивания мышечной массы у спортсменов. Он способен снижать содержание лактата в крови и уменьшать мышечную усталость.
Суточная потребность человека в диметлглицине не установлена. Его рекомендуют принимать внутрь в дозах 100–300 мг/сут. Источником диметилглицина могут служить гречка, рис, орехи, бобовые, дрожжи, тыквенные семечки, кунжут, семечки фруктов, квашеная капуста, шпинат, а также морская рыба, красная икра, мясо, печень птицы (курицы, индюшки), молоко, яйца. В указанных продуктах он содержится в небольших количествах. При изготовлении пищевых добавок используют диметилглицин, полученный методом химического синтеза.
Бетаин получил свое название от латинского слова beta («свекла»), поскольку он был впервые выделен в 1866 г. немецким химиком Шейблером из сока сахарной свеклы. Химическое название полученного вещества – «триметилглицин», то есть он представляет аминокислоту глицин с тремя присоединенными метильными радикалами.
Бетаин выполняет важную функцию в организме человека, являясь активатором биосинтеза фосфолипидов клеточных мембран. Как донатор метильных групп он участвует в окислении гомоцистеина и образовании метионина. Обладает широким спектром фармакологической активности: регулирует липидный обмен и приводит к нормализации уровня триглицеридов в крови, способствует нейтрализации токсичных метаболитов в печени, улучшает пищеварение, обладает выраженными холеретическим (повышает выработку желчи) и холекинетическим (улучшает выделение и предотвращает застой желчи) эффектом, активирует синтез белка, замедляет агрегацию тромбоцитов, улучшает микроциркуляцию
и нормализует метаболические процессы в тканях.
В медицинской практике бетаин применяется в качестве гепатопротекторного и желчегонного средства при заболеваниях печени и желчевыводящих путей, для повышения аппетита и улучшения процесса пищеварения. Он нашел широкое применение в спортивной медицине, поскольку стимулирует синтез креатина, представляющего собой азотсодержащую карбоновую кислоту, которая участвует в регуляции энергетического обмена в мышечных и нервных клетках. Известно, что основным источником энергии в организме является АТФ (аденозинтрифосфорная кислота). При ее распаде выделяется энергия, образуется АДФ (аденозиндифосфат) и отщепляется фосфат. Проблема заключается в том, что запасов АТФ хватает всего на несколько секунд выполнения интенсивной физической нагрузки. Дальше нужен ее ресинтез. Чтобы восполнить запасы энергии, необходим креатин, который вызывает увеличение мышечной массы, повышает силу мышечных сокращений и активирует утилизацию жира. Он снижает накопление лактата (молочной кислоты) в организме, что способствует уменьшению мышечной усталости и позволяет спортсменам тренироваться дольше.
Бетаин нашел широкое применение в косметологии с целью улучшения трофики кожи, уменьшения ломкости ногтей и предупреждения выпадения волос. В спортивном питании и косметологии используют обычно синтетический бетаин и его соли.
Суточная потребность в бетаине не установлена. В организм человека бетаин поступает при употреблении в пищу шпината, пшеницы, сахарной свеклы, спаржи, картофеля, мандаринов, апельсинов, авокадо, ячменя, риса, а также мясных изделий. В растениях бетаин выполняет важнейшую функцию: он защищает клетки от стресса, которому они подвергаются, к примеру, во время засухи или высоких температур.
Амигдалин. История его открытия началась в 1802 г., когда из косточек горького миндаля впервые была получена синильная кислота. В 1830 г. было установлено, что она является составной частью гликозида, который получил название «амигдалин» (от лат. amygdala – «миндаль»). Установлено, что амигдалин содержится в косточках плодов многих растений рода Prunus (абрикосы, вишни, персики, сливы) и придает им горький вкус. Характерно, что в ядрах плодов, обладающих горьким вкусом, амигдалина содержится больше, а в сладких – наоборот. Небольшие количества амигдалина найдены в семенах яблок, груш, проса, чечевицы, гречки, клюквы, малины, айвы и др. Важно знать, что естественными источниками витамина В17 являются только растения. Никакие животные не умеют продуцировать в организме амигдалин. Кстати, амигдалин является единственным витамином группы В, который не содержится в пивных дрожжах. Большинство исследователей не считают амигдалин витамином на том основании, что не доказана необходимость постоянного его применения животными и человеком, а многие люди, которые не употребляют в пищу ядра косточковых плодов, не страдают никакими клиническими проявлениями авитаминоза В17.
Интерес ученых к амигдалину резко повысился после появления работ американского биохимика Эрнста Кребса (младшего), который в 1952 г. выделил указанный гликозид из абрикосовых косточек
и назвал его летрилом, или витамином В17. На основании собственных исследований он рекомендовал использовать его в качестве противоракового средства. Ученый проанализировал большое количество результатов врачебных наблюдений за много веков, свидетельствующих, что народы, употреблявшие в пищу ядра косточковых плодов, редко болели раковыми заболеваниями. В 1950-е гг. в научной медицинской литературе появилось много публикаций других авторов об эффективности и безопасности применения амигдалина у онкобольных. В некоторых странах вещество даже выпускалось в качестве лекарственного противоракового средства. Однако массовое применение амигдалина в онкологии не оправдало возлагаемых на него надежд.
Прокомментируем сложившуюся ситуацию. Молекула амигдалина представляет собой цепочку, состоящую из двух молекул глюкозы, молекулы синильной кислоты и молекулы бензальдегида. Однако нельзя утверждать, что сам миндаль или амигдалин содержит активную синильную кислоту. Пока на молекулу амигдалина не действуют специфические ферменты, она не представляет опасности для здоровья человека. Но при попадании в пищеварительный тракт амигдалин расщепляется под действием фермента бета-гликозидазы, который продуцируется кишечной микрофлорой, с образованием синильной кислоты. После поступления в кровь синильная кислота соединяется с ферментом цитохромоксидазой, обеспечивающим конечный этап тканевого дыхания, в ходе которого при участи кислорода происходит утилизация глюкозы с образованием АТФ, и вызывает гибель клетки. Исследованиями Эрнста Кресбса и других ученых было показано, что в организме здоровых людей концентрация бета-гликозидазы чрезвычайно мала, поэтому употребление небольших количеств ядер косточковых плодов неопасно для человека. Имеются также доказательства, что в организме здоровых людей имеется фермент роданеза, способный инактивировать цианиды. Именно благодаря роданезе человек без видимого вреда может употреблять небольшое количество амигдалина в составе миндального ореха, абрикосовых косточек и других продуктов. Для того чтобы подтвердить свою точку зрения, Кребс сделал себе инъекцию летрила, которая не нанесла ему существенного вреда. В раковых опухолях активность фермента бета-гликозидазы значительно повышена, амигдалин там разрушается, а образовавшаяся синильная кислота вызывает гибель злокачественных клеток. Роданеза в раковых клетках не выявлена. Эти сведения послужили обоснованием для использования амигдалина в качестве противоракового средства. Исследователи, которые считают амигдалин противораковым агентом, приводят в литературе данные об эффективности и безопасности лечения онкозаболеваний с помощью амигдалина. Однако другие исследователи, которые придерживаются противоположной точки зрения, утверждают, что нет существенных различий в содержании бета-гликозидазы в здоровых и раковых клетках.
В своих публикациях они приводят сведения о неэффективности и даже об опасности применения амигдалина при лечении пациентов с онкопатологией. Официальная медицина (включая Администрацию по пищевым продуктам и лекарствам (FDA), Американское онкологическое общество и Американскую медицинскую ассоциацию (AMA)) считает, что применение амигдалина в качестве противоракового средства не только неэффективно, но и является далеко небезопасным для пациентов. Утверждается что, прием 50–60 г амигдалинсодержащих ядрышек может привести к тяжелому и даже смертельному отравлению взрослого человека. Для маленьких детей опасность может представлять даже одно ядрышко горького миндаля.
В большинстве развитых стран применение амигдалина (лаетрила, витамина В17) в качестве противоракового средства запрещено. Однако в отдельных странах амигдалин разрешен к применению в качестве лекарственных препаратов или пищевых добавок. В Республике Беларусь амигдалин (витамин В17, лаетрил) как лекарственное средство не зарегистрирован.
Таким образом, можно сделать вывод, что поставить конечную точку в этом затянувшемся споре помогут только дальнейшие научные исследования. Однако уже сегодня можно заключить, что употребление в пищу небольших количеств ядер косточковых плодов, содержащих амигдалин, не является смертельным для человека.
Биофлавоноиды (витамины группы Р) являются производными флавона и принадлежат к группе растительных пигментов класса полифенолов. В растениях биофлавоноиды присутствуют в виде гликозидов. Известно более 6500 разновидностей биофлавоноидов, которые имеют разное химическое строение и различаются по цвету. Так, например, антоцианы придают растениям красную, синюю и фиолетовую окраску; флавоны, халконы, флавонолы и ауроны – желтую и оранжевую. Выделяют 12 основных классов биофлавоноидов: флавоны, флаваноны, флавонолы, флаванололы, изофлавоны, антоцианины, проантоцианины, лейкоантоцианины, халконы, гидрохалконы, ауроны и катехины. Флавоноиды принимают активное участие в растительном метаболизме, фотосинтезе и широко распространены среди высших растений. Они являются регуляторами транспорта ауксинов – растительных гормонов, которые контролируют рост и развитие растений. Биофлавоноиды содержатся практически во всех пищевых растениях. Особенно богаты флавоноидами плоды шиповника, лимоны и другие цитрусовые, плоды черной смородины, ежевики, черники, красной рябины, аронии, незрелых грецких орехов, листья зеленого чая. Содержатся биофлавоноиды, как правило, в кожуре цитрусовых, их перегородках, в оболочках плодов и зерен. В животных тканях (например, икре рыб) биофлавоноиды встречаются в очень небольших количествах.
Общими свойствами биофлавоноидов являются способность уменьшать проницаемости капилляров и антиоксидантная активность. Впервые вещество, способное понижать проницаемость и ломкость сосудов, выделил известный биохимик Альфред Сент-Дьерди из кожуры лимона в 1936 г., и назвал его «витамин Р» – от начальной буквы английского слова permeability («проницаемость»). Позже это название распространилось на всю группу биофлавоноидов. Витамин Р относительно нестоек и быстро разрушается под воздействием высокой температуры, солнечного света и кислорода воздуха. Это следует учитывать при кулинарной обработке продуктов, содержащих биофлавоноиды. Для восполнения потребностей организма в витамине Р лучше всего употреблять растения в сыром виде.
Как правило, биофлавоноиды в растениях встречаются вместе с аскорбиновой кислотой и совместно участвуют в окислительно-восстановительных процессах, тормозят активность фермента гиалуронидазы, угнетают активность свободных радикалов.
Биофлавоноиды выпускаются в виде лекарственных препаратов. Их рекомендуют использовать для лечения заболеваний, сопровождающихся нарушением проницаемости сосудов, геморрагических диатезов, лучевой болезни, при гломерулонефрите, аллергических заболеваниях, артериальной гипертензии, инфекционных заболеваниях, тромбоцитопенической пурпуре, капил­-
лярных кровотечениях. Биофлавоноиды широко применяют в косметологии (при акне, алопеции, для повышения эластичности и предупреждения старения кожи).
Суточная потребность организма человека в биофлавоноидах составляет 25–30 мг. Поскольку биофлавоноиды обладают низкой токсичностью, то при лечении пациентов их дозы увеличивают примерно в 10 раз. Избыток витамина Р легко выводится из организма с мочой.
Метилметионин. Впервые соединение открыто в 1949 г. американским биологом Чини при изучении химического состава сока капусты. В процессе анализа ученый обнаружил, что входящий в состав сырых овощей неизвестный фактор помогает заживить язву желудка. Неизвестное вещество было названо «витамин U» (от лат. ulcus – «язва»). Позже было установлено, что он образуется из незаменимой алифатической серосодержащей α-аминокислоты (метионина) и служит донатором метильных групп при биосинтезе адреналина и холина.
Метилметионин синтезируется в растениях. Наиболее богаты им спаржа и белокочанная капуста. Много этого вещества содержится в зелени петрушки, листьях свеклы, ростках гороха, цветной капусте, кукурузе, свежих томатах, сельдерее. Небольшие количества метилметионина обнаружены в сыром молоке, печени и яичном желтке.
В настоящее время метилметионин не считают витамином, а относят к группе витаминоподобных веществ, он не синтезируется в организме человека и не выполняет каких-либо специфических функций, присущих истинным витаминам.
При изучении биологической активности было установлено, что метилметионин нормализует уровень кислотности в желудке и улучшает пищеварение. При недостаточной секреции он стимулирует выработку соляной кислоты, при повышенном продуцировании – снижает агрессивность желудочного сока, подавляя образование кислоты. Известно, что в разных отделах желудочно-кишечного тракта уровень pH неодинаков. В пищеводе нормальная кислотность достигает 6,0–7,0 ед., в просвете тела желудка натощак – 1,5–2,0, в глубине эпителиального слоя – 7,0, в антральном отделе – 1,3–7,4, в луковице 12-перстной кишки – 5,6–7,9, в соке тонкого кишечника – 7,5, в соке толстой кишки – 9,0 ед. Таким образом, метилметионин защищает слизистую оболочку желудка, поддерживая физиологический уровень pH в норме, что создает благоприятные условия для нормального переваривания пищи без повреждения стенок мышечного органа. У пациентов с поражениями слизистой оболочки желудка и кишечника он ускоряет эпителизацию язвенного дефекта.
При участии метилметионина происходит инактивация гистамина, в результате чего также понижаются желудочная секреция и кислотность желудочного сока, уменьшаются болевой синдром и симптомы пищевой аллергии, поллиноза и бронхиальной астмы. Метилметионин, обладая липотропной активностью, предупреждает жировую инфильтрацию
печени.
Показан метилметионин при язвенных поражениях желудка и 12-перстной кишки, гастритах, язвенных колитах, холециститах, жировой инфильтрации печени и ожирении.
Учитывая, что организм человека не продуцирует метилметионин самостоятельно, очень важно обеспечить его систематическое поступление с растительной пищей. Суточная потребность человека в метилметионине в зависимости от возраста, физической нагрузки, пола варьирует в диапазоне от 100 до 300 мг.
Метилметионин легко разрушается на свету и при длительном кипячении, особенно в нейтральной и щелочной среде, однако устойчив в кислой среде. Лучше всего он сохраняется в вареной свекле, поэтому людям с заболеваниями пищеварительного тракта полезно включить в ежедневное меню салаты из этого овоща.
При применении метилметионина в клинической практике убедительно показано, что лечебный эффект более выражен у пациентов, которые употребляют в пищу растения, содержащие метилметионин, чем при приеме синтетических препаратов.

Использованная литература
1. Горбачев В. В. Витамины. Макро- и микроэлементы / В. В. Горбачев, В. Н. Горбачева. – М., 2011. –
420 с.
2. Лифляндский В. Г. Общая характеристика витаминов и минералов. Холин // Витамины и минералы. От А до Я. – СПб., 2006. – С. 115−119.
3. Caso G. Effect of coenzyme q10 on myopathic symptoms in patients treated with statins / G. Caso,
P. Kelly, M. A. McNurlan, W. E. Lawson // The American journal of cardiology. – 2007. – Vol. 99, № 10. – P. 1409–1412.
4. Chakraborty N. Contributions of polyunsaturated fatty acids (PUFA) on cerebral neurobiology: an integrated omics approach with epigenomic focus /
N. Chakraborty, S.Muhie, R. Kumar et al. // The Journal of Nutritional Biochemistry. – 2017. – Vol. 42. – P. 84–94.
5. Dawson R. M. C. Data for Biochemical Research / R. M. C. Dawson et al. – Oxford, 1959.
6. Gerald F. Combs, Jr. What is a Vitamin? // The Vitamins. – Academic Press, 2012. – 598 p.
7. Krebs E. T. Sr. Pangamic acid sodium: a newly isolated crystalline water-soluble factor; a preliminary report / E. T. Sr. Krebs, E. T. Jr. Krebs, H. H. Beard et al. //
International record of medicine and general practice clinics (1951). – № 164(1). – P. 18–23.
8. Laetrile, amygdalin, vitamin B17, Amigdalina B-17; mandelonitrile beta-D-gentiobioside, mandelonitrile-beta-glucuronide // American Cancer Society, 12/11/2012.
9. Langsjoen P. H. Treatment of hypertrophic cardiomyopathy with coenzyme Q10 / P. H. Langsjoen,
A. Langsjoen, R. Willis, K. Folkers // Molecular Aspects of Medicine. – 1997. – № 18. – Р. 145–151.
10. Mancini A. Hormonal influence on coenzyme Q(10) levels in blood plasma / A. Mancini, R. Festa,
S. Raimondo et al. // International journal of molecular sciences. – 2011. – Vol. 12, № 12. – P. 9216–9225.
11. Martindale – the Extra Pharmacopoeia / edited by J. E. F. Reynolds. – 1993.
12. Recent data on the structure of pangamic acid (vitamin B15) / Telegdy Kovats, Laszlo; Berndorfer-Kraszner, Eva; Juhasz, Agnes; Gabor, Tamas // Acta Alimentaria Academiae Scientiarum Hungaricae (1976). –
№ 5(3). – P. 281–288.
13. Reed L. Crystalline alpha-lipoic acid; a catalytic agent associated with pyruvate dehydrogenase /
L. J. Reed, B. G. DeBusk, I. C. Gunsalus, C. S. Hornberger //
Science. – 1951. – № 114(2952). – P. 93–94.
14. Rosenfeldt F. Coenzym Q10 in the treatment of hypertension: a meta-analysis of clinical trials / F. Rosenfeldt, S. J. Haas, H. Krum et al. // Journal of Human Hypertension. – 2007. – № 21(4). – Р. 297–306.
15. Ross J. A. Dietary flavonoids: bioavailability, metabolic effects, and safety / J. A. Ross, C. M. Kasum // Annual Rev. Nutr. – 2002. – Vol. 22. – P. 19–34.
16. Shim, Soon-Mi; Hoonjeong Kwon (2010-12). Metabolites of amygdalin under simulated human digestive fluids. – International Journal of Food Sciences and Nutrition. – № 61(8). – P. 770–779.
17. Xu X. High intakes of choline and betaine reduce breast cancer mortality in a population-based study / X. Xu, M. D. Gammon, S. H. Zeisel et al. // The FASEB Journal. – 2009. –№ 23(11). – 4022–4028.