Служба скорой медицинской помощи


Автор(ы): Профессор Ю. К. Абаев
Медучреждение: Редакция журнала "Здравоохранение"
 

Дорогие коллеги!

Первый санитарный автомобиль в Минске появился в апреле 1911 г. – раньше, чем в Санкт-Петербурге и Москве. Вызов автомобиля с медицинским персоналом стоил 3 руб., деньги по тем временам немалые. За год было сделано 18 выездов, первый – 24 мая на Комаровское поле, над которым при большом скоплении народа проходили показательные выступления на аэроплане знаменитого авиатора С. Уточкина.

Стремительное развитие служба скорой медицинской помощи (СМП) получила в середине XX в., что позволило улучшить раннюю диагностику и уменьшить смертность, прежде всего при заболеваниях сердечно-сосудистой системы. Однако сейчас наблюдается деформация работы СМП. Взяв на себя часть функций первичного звена медицинской помощи, она выполняет задачи, далеко не всегда ей свойственные. Обусловлено это недостаточной профилактической направленностью системы здравоохранения, старением населения и ростом числа хронических пациентов, отсутствием преемственности в работе между СМП и амбулаторно-поликлиническим звеном, алкоголизмом населения и доступностью СМП.

Скорую вызывают, чтобы «провериться», без очереди попасть в стационар, сделать «привычный укол», ЭКГ, измерить артериальное давление (АД), полечить ссадину, устранить синдром алкогольного похмелья, решить бытовые и социальные проблемы. Особенно часто необоснованно вызывают СМП пожилые люди. Многие из них не в состоянии добраться до поликлиники, а участковый врач не всегда стремится их навестить. Между тем почти половина престарелых пациентов нуждается лишь в коррекции эмоционального состояния. Отсутствие критериев вызова, доступность и недостаточное понимание назначения СМП обусловливают потребительское отношение населения к этой службе.

Почему во время работы поликлиник нужно выезжать к пациентам с головной болью, невысокой температурой, радикулитом, хроническими заболеваниями, незначительным повышением АД? Почему скорая превратилась в «обслугу на колесах», с которой можно не здороваться, не прощаться, которую можно не благодарить? К службе «101» все относятся с почтением, а медиков СМП порой не считают не только за медработников, но и за людей. Жалобы пишут по любому поводу в разные инстанции, где в два счета найдут виновных и подтвердят, что «пациент всегда прав». Врачи и фельдшера, встречаясь с откровенным хамством, а то и с угрозами, наученные горьким опытом, не моют руки на выезде, меньше спрашивают и больше молчат – работа в условиях постоянного выгорания не всегда к этому располагает. Общий недуг многих пациентов скорой – сердечная недостаточность, правда, не в медицинском, а в нравственном смысле.

Скорая – это кадры, транспорт и связь. Кадровый вопрос – самый острый. Врач и фельдшер СМП – профессии уникальные, в отличие от коллег из больниц и поликлиник они всегда «одни и без оружия», главное их оснащение – ГПУ (глаз – пальпация – ухо), и разбираться они должны во всех областях медицины. Многие доктора из стационаров и суток не продержались бы на линии. Не все знают, что работа на скорой относится к разряду «особо тяжелого физического труда» наряду с профессией шахтера и металлурга. Хирурги, например, отнесены к труду «средней тяжести». У молодых медиков, которые приходят на скорую, романтика ночных дорог, маяков и сирен быстро проходит. Многие, хлебнув лиха, увольняются. Остаются лишь фанаты профессии, плохих специалистов среди них не бывает.

Приходит время исчезновения особой категории медиков – поколения советских врачей, фельдшеров, медсестер. Они сдают свои позиции и делают это с болью в душе за своих сограждан. Вот что написал в «Фейсбуке» один из таких врачей: «Вы не сберегли поколение хороших врачей, люди. Вам его подарило время как компенсацию за ошибки социалистического прошлого, одно из немногого ценного, что вы могли иметь даром. Вы сгноили этот подарок – жалобами, кляузами, оскорблениями, недовольством, молчанием, равнодушием, ненавистью к тем, кто из последних сил, за нищенскую зарплату, имея огромные обязанности и не имея никаких прав, пытался бороться за ваше здоровье. А теперь это поколение, воспитанное в духе альтруизма, гуманизма и бессребреничества, благополучно вымерло. Остались лишь крохи. Новые врачи уже не будут такими – они растут в другой эпохе… И как дети своей эпохи они не смогут вести себя как то, уходящее во тьму поколение, которое вы добиваете. Вы молчали, когда врачи жили на нищенскую зарплату. Вы хором осуждали, когда врач, спасший тысячу, не спасал одного. Вы доносили, когда врач, дошедший до нервного срыва, ругал вас за необоснованный вызов. Вы не обращали внимания, что люди, спасающие ваши жизни, живут без социальных льгот, без привилегий, без достойного уважения к своему труду. Вы предали врачей, люди. Куда уходят врачи? Подальше от вас, верьте слову. Умирая в нищете, от инфарктов, инсультов и онкологии, забытые всеми спасенными и исцеленными, они уходят в лучший мир, где не будет таких, как вы». Этот крик души нельзя читать без волнения. Что с нами происходит?

 

С уважением, профессор                                                                                                                  Ю. К. Абаев